Вы здесь

Рыжий «слухач». Э. Онипко

Аватар пользователя Ariana
Опубликовано сб, 09/05/2015 - 13:00 пользователем Ariana

В преддверии Дня Победы, праздника, к которому я отношусь весьма трепетно (дед и бабушка были фронтовиками, прошли всю войну и я выросла на их историях и их жизни), случайно произошла вспышка в памяти! :)
Вспомнила рассказ, который читала когда-то в детском журнале "Юный натуралист". Нашла его в сети и с радостью делюсь им с вами!!!

В октябре сорок первого наша зенитная батарея охраняла небо Ленинграда. Воздуш­ные тревоги изматывали бойцов, держали в постоянном напряжении. Солдаты от устало­сти засыпали на ходу, поэтому иногда допуска­ли ошибки при отражении атак вражеской авиации.

 Но вскоре сражаться стало гораздо легче.

 Однажды из командировки в осажденный Ленинград вернулся старшина Иван Ивано­вич. Он вытащил из-за пазухи какое-то су­щество, которое при ближайшем рассмотрении оказалось рыжим, исключительно худым и злым котом блокадного, голодного и холодного города. Трудно понять, почему наш ворчливый и вечно всем недовольный, но в общем спра­ведливый старшина решил взять на батарею такого непривлекательного кота. Скорее всего хозяева кота погибли, и тот оказался без на­дежного пристанища. Видимо, Иван Иванович пожалел его.

 

Кот прижился на батарее, быстро отъелся и получил традиционную русскую кличку Вась­ка.

 Вскоре все на батарее обратили внимание на одну его особенность. Задолго до появления немецких самолетов кот настораживался, пре­кращал все свои занятия, поворачивал правое ухо в сторону приближающейся угрозы и не мог никак успокоиться. Если вражеский само­лет летел прямо на батарею, кот мгновенно куда-то исчезал и появлялся только после от­боя воздушной тревоги. На наши же самолеты кот совсем не реагировал. Видимо, условия осажденного города привили коту обостренное чувство внимания, выработали своеобразный рефлекс на звук фашистских самолетов. Их появление всегда означало бомбежки, грохот, взрывы.

Такое поведение Васьки быстро научились использовать солдаты и офицеры батареи. По­сле нескольких удачно отраженных атак вра­жеской авиации кот был признан полноправ­ным бойцом и заслуженно поставлен на до­вольствие. Для наблюдения за ним назначили солдата, в обязанности которого входило тот­час сообщать командиру, когда кот начинал нервничать, и указывать направление поворо­та его правого уха.

И Васька по праву заслужил такое отноше­ние. Гораздо раньше звукоулавливателей опо­вещал нас о приближении вражеских самоле­тов четвероногий и лохматый рыжий «слухач».

К весне 1944 года Васька превратился в огромного, сытого кота, про которого на фрон­те рассказывали легенды и которого не раз другие командиры зенитных батарей выпраши­вали в подарок. Немало подвигов числилось на его боевом счету. Вот один из них.

После прорыва блокады наша зенитная ба­тарея прикрывала наступающие войска в рай­оне Луги. Наша авиация уже полностью гос­подствовала в воздухе, и кот Васька практи­чески потерял работу. Мы едва поспевали за пехотой и однажды оказались на опушке не­большого леса на неподготовленных позициях. Неожиданно кто-то из солдат поднял тревогу и доложил, что кот Васька «нервничает», при этом показав направление поворота его право­го уха. Прозвучал сигнал воздушной тревоги, стволы зениток развернулись в ту точку. Через несколько минут над лесом на небольшой вы­соте показался наш «ястребок», в хвост кото­рому заходил немецкий «мессер». Первым же залпом фашист был сбит.

Прошло несколько дней. Вдруг на батарее появился молодой летчик. В штабе фронта он узнал, что мы спасли ему жизнь, и приехал отблагодарить за это. Ему тут же показали Ваську и подробно рассказали, как все полу­чилось. Летчик сначала не поверил и решил, что его разыгрывают, а потом стал от души хохотать, глядя на толстого рыжего кота, в котором никто бы теперь не смог узнать былого рыжего «слухача». Он долго гладил лежащего на коленях кота, а потом уехал. Через несколь­ко дней на батарею прибыл посыльный от летчика и в награду за хорошую службу пе­редал Ваське несколько килограммов сви­ной печенки.

Пришел радостный День Победы, наступила пора демобилизации. Настал черед и Ивана Ивановича. За час до отъезда в его старой солдатской котомке по-хозяйски расположил­ся и рыжий «слухач». Каждый из нас желал старому солдату счастья и удачи в мирной гражданской жизни, а коту Ваське забыть свою воинскую профессию и делать то, что делают все коты в мире — ловить мышей.

 

Оцените, пожалуйста, этот материал: 
Your rating: Нет Average: 5 (2 votes)